VorGame
За Барраяр! За Императора!


Дальше будет несколько сообщений о прошлом в одном посте.
Это никак не связано с их ценностью для игры. Это связано с тем, что они наиболее плохо сохранились в архивных документах. То есть, говоря игротехнически, имеют наиболее свободный сюжет.

В 2819 год силы сопротивления срывают празднование Зимнепраздника, организованное цетскими захватчиками. Это приводит к поднятию авторитета сопротивления на Барраяре - и казням барраярских форов и чиновников. Главным достижением акции становится убийство сатрап-губернатора Барраяра, захват шифровальной машины цетагандийцев и некоторого числа шифровок. Единственный военнопленный совершает ритуальное самоубийство. Кто был инициатором акции осталось неизвестным, но верхушка и ряд офицеров - Юрий Форбарра, Эзар Форбарра, Петер Форкосиган, Александр Гришнов, Корней Форсовин, Ренар Форлисичкин, Дамьен Форратьер - отсидели в карцере по меньшей мере неделю, а некоторые две.
Цетагандийцы стали направлять большие силы в район Дендаррийских гор, и это - вместе с резким ростом числа сторонников и бойцов сопротивления - вызвало ресурсный кризис. Продовольствия, боеприпасов, лекарств и самых простых предметов стало не хватать на то число людей, которое теперь собралось под знаменем сопротивления. Склады и схроны стремительно пустели, и решения о том, что можно сделать для их самозаполнения пока не находилось…

2824 год, февраль зима выдалась очень холодной - в Дендаррийских горах едва ли находилось место где можно было спрятаться от стужи. Приспособленные к такой жизни повстанцы все чаще подхватывали такие простые вещи как воспаление легких или бронхит. Каждый третий едва ли вылезал из Лазарета.
И именно в эту зиму, понимая всю сложность ведения военного сопротивления, Цеты провели несколько жестких разведывательных компаний. На снегу укрываться для Барраярцов стало сложнее - лагеря в предгорье после нескольких боев пришлось снять, а самим отойти дальше в горные ущелья, где следы путались ветрами и зверями.
Тем не менее это был год более чем одного поистине кровавого столкновения, когда всему сопротивлению грозил финал.
Впервые в плен угодили барраярские офицеры высших эшелонов. Их освобождение прошло бескровно и очень тихо - на утро в ставке были уже все, кто должны. Однако император Дорка отправил сына в карцер за неповиновение приказам и впервые вошел в открытый конфликт с лейб-медиком - тот расценивал ранения принца как слишком тяжелые, а зиму - слишком холодную для таких действий.

В июне 2826 даже император Дорка уже отчаялся привлечь внимание бетанских наблюдателей. В штабе - и там царит хаос. Шифровальная машина так и не взломана и весь перехват цетагандийских сообщений почти не дает результатов. Кроме того, ситуация осложняется резким спадом активности информаторов в городе. А сверху - как всегда - военная иерархия пытается разладиться.
На повестке дня два вопроса: где опять носит кронпринца (его нет уже больше месяца) и что делать с тремя военными преступниками - форами, служившими в рядах сопротивления и предавшими его.
Насколько сопротивление готово вести кровавую войну и жестоко расправляться со своими? Насколько они готовы, понимая всю необходимость, запятнать руки? Ведь до сего дня все радикально настроенные группы, борющиеся с оккупантами, избегали взаимодействия с горами из-за их их позиции, похожей на желание сохранить руки чистыми.

В январе 2828 был большой рост численности членов Сопротивления. Среди тех, кто прежде избегал поддерживать сопротивление, появились те, кто потерял близких в кровавых акциях зачистки цетагандийцев. На Барраяре все больше становилось тех, кому нечего терять в сложившейся ситуации.
Бетанские наблюдатели, однако, никаким образром не реагируют на получаемую ими информацию о зверствах цетагандийцев. Ставка передавала им сообщения через своих агентов, но реакции так и не последовало. Не мало информации получают цетагандийцы и о том, что происходит здесь, в горах. Очередное совещание связано с предателями в своих же рядах.

@темы: Прошлое: Оккупация